Дела Чунские. Дрова для мертвых душ

Дела Чунские. Дрова для мертвых душ

01.06.2017 1

Если бы в свое время Гоголь не написал свои «Мертвые души», то кому-то из великих писателей все равно бы пришлось их выдумать. Хотя бы для того, чтобы и через века русский народ мог пользоваться этим лаконичным и емким термином. И еще потому, что со времен Гоголя так и не появилось другого такого же четкого определения для всевозможных приписок с целью получения энных сумм. Бедные мертвые души не только приписывают – их перепродают, на них получают зарплаты, пособия и оформляют собственность.

У нас в районе пошли гораздо дальше. У нас мертвым душам за бюджетные деньги «возили» дрова. Есть информация, факты, конкретные лица, известна сумма, которую пытались украсть – не миллион и даже не два, а больше. Не хотелось бы вдаваться в подробности этой схемы, чтобы никого не научить дурному. Но история заслуживает того, чтобы ее рассказали, поэтому обозначим основные контуры.

Жил-был один молодой человек в учреждении, через которое проходили областные субсидии на топливо для малоимущих, многодетных, пенсионеров, льготников и инвалидов. Он не просто жил; он, подобно Остапу Бендеру, любил и страдал. Он любил деньги и страдал от их недостатка. Нет, доходы у него, конечно, были, но совсем не такие, какие требовались ему с его аппетитами для полного счастья. И однажды в голове у него зародился план, как поправить свое материальное положение при помощи подручных финансовых средств.

План не отличался оригинальностью и полетом творческой мысли – всего-то добавить мертвых душ в список получателей субсидий. А когда деньги поступят из области, излишек положить себе в карман. Но план предполагал наличие пособника, готового на эксперименты и обладающего официальным счетом в банке. А поскольку областные деньги завязаны на дровах, то и нужен был «сидящий на дровах» предприниматель. В серьезные организации наш аферист соваться поостерегся, понимал, что крупные честные поставщики за такие предложения и навалять могут. Решил податься к мелко-средним индивидуалам. И, естественно, нашел себе подельника.

Кандидатура – лучше не придумаешь, репутация до того правильная, аж скулы сводит, на такого уж точно никто плохого не подумает. Предприниматель молодой, что называется, перспективный, морально устойчивый и политически грамотный. Фамилия на слуху, Бородачев или что-то подобное. Организовал переработку отходов лесопиления на дрова. Цена на топливо умеренная. Дрова по сеточкам фасует, чтобы бабушкам-дедушкам удобнее было держать вязанку. Еще и очень социально ориентированный, бесплатно нескольким ветеранам и нуждающимся дрова привез. Короче, такой, что в честь него уже год в воздух чепчики бросают и пресса оды поет: санитар нижних складов, ликвидатор древесного хлама, несравненный упаковщик дров в сеточку и непревзойденный даритель топлива бедным. За такой надежной ширмой можно уже расслабиться, возомнить себя дровяным магнатом и согласиться на пару-тройку афер.

Топливо для мертвых душ, надо полагать, тоже фасовали в сетку, чтоб удобнее им, душам, было. Заботились, значит, и держали марку. А сами дрова-то оказались с гнильцой. В возбужденном уголовном деле, правда, звучит другая формулировка, но суть примерно та же. Как «повязали» сообщников, сколько денег вернулось в бюджет и к каким выводам придет следствие, пусть расскажут компетентные органы, если сочтут нужным. Мы же считаем нужным упомянуть еще одно лицо, которого все это пусть косвенно, но все-таки задевает. Можно даже сказать, бросает тень.

Это владелец маленького магазинчика, популярный раскрученный спонсор и инициатор добрых дел, светило местного политического небосклона, один из молодых депутатов районной Думы, чья фамилия чем-то созвучна фамилии оскандалившегося предпринимателя. Это, конечно, не причина, чтобы связывать одно с другим, но в газетных статьях, где говорится о спонсорских подвигах, депутат и предприниматель фигурируют два оба вместе. В частности, в очередной статье про предприятие Бородачева и про социально значимые дрова:«Идея мне показалась интересной, я сделал всё максимально возможное, чтобы предприятие заработало: вложил определённые инвестиции, помог с территорией, оборудованием, с регистрацией ИП», — откровенничал депутат в интервью «Чунскому вестнику». Ну а там, где говорилось про подвоз бесплатных дров в тех самых сеточках, люди с созвучными фамилиями беспременно выступали в паре.

Однако в последнее время депутат в хвалебных публикациях все чаще выступает соло. Один, без Бородачева, борется за экологию, переживает за будущее района, критикует в газетах власть и обещает глобальные улучшения, только дай волю. Один дарит школам учебное оружие и антуражные сабли, спонсирует артистов и спортсменов, строит заборы и ремонтирует крыши бюджетным учреждениям. Стоит все это таких денег, что прибыли маленького магазинчика вряд ли хватит.

Да и самому депутату на что-то жить надо, и дорогую машину обслуживать. Конечно, не исключено, что народный избранник во всем себе отказывает ради добрых дел, но если посчитать да прикинуть… А тут еще Бородачев исчез с радаров, как будто специально, чтобы люди не связывали между собой две похожие фамилии. Наводит на мысли, знаете ли. Сомнения терзают. Не на пособия ли мертвых душ финансировались сабли, автоматы и все остальное, что работает на депутатский имидж?

Не спешите бросать в автора помидорами, уважаемые сторонники и поклонники молодого депутата. Никто и не утверждает, что он как-то причастен к попытке увода бюджетных денег. Наоборот, крайне приятно, что в Чунском районе есть такой инициативный, щедрый и деятельный человек. И вполне объяснимо, что тем, кому он помог, и в голову бы не пришло спросить, на какие деньги он это делает. Действительно, людям важнее дела. Но ничего в мире не бывает бесплатно. Даже дрова для мертвых душ.

Игорь Курский, «Чуна24»