COVID-19: чего ждать и как защититься? Интервью с главным врачом Чунской районной больницы

COVID-19: чего ждать и как защититься? Интервью с главным врачом Чунской районной больницы

17.04.2020 1

Самая обсуждаемая тема последних недель – пандемия коронавирусной инфекции. О том, что такое коронавирус, опаснее ли он других инфекционных заболеваний, стоит ли волноваться, как может помочь самоизоляция и как обстоят дела в целом в нашем районе и области нам рассказал главный врач Чунской районной больницы Анастас Онуфриади.

— Анастас Георгиевич, сейчас в нашей области идет ежедневный прирост людей, инфицированных COVID-19. В нашем районе вирус не выявлен, но может это произойти в любой момент. Как обстоят дела в нашей больнице. Какие меры приняты?

— Уже с 20 марта в нашем учреждении был проведен ряд необходимых мероприятий: введен масочный режим, усилен дезинфекционный режим. Организован, так называемый фильтр-бокс, своего рода пропускной пункт, то есть все температурящие пациенты, пациенты с проявлениями респираторной инфекции должны обращаться только сюда. Фильтр-бокс организован в кабинете врача-инфекциониста, поскольку здесь определены самые идеальные условия для такого рода пациентов. Подобный фильтр-бокс организован и в детском поликлиническом отделении, только тремя сутками позже, поскольку для организации его нам было необходимо оборудовать второй вход.

— В чем смысл фильтр-бокса, зачем он нужен?

— В подобных помещениях два входа/выхода. Поступление пациентов через подобные фильтры-боксы дает возможность минимизировать все контакты здоровых и больных людей, при необходимости возможность изоляции пациентов в отделение, при этом опять таки не контактируя с большим количеством людей.

При посещении поликлиники, детской или взрослой, на входных дверях вывешена вся необходимая информация, обращайте, пожалуйста, на нее свое внимание. На входе в холле поликлиники пациентов встречает дежурная группа, обеспечивающая бесконтактную термометрию и визуальный осмотр пациента. Если человек болен – на выход и в соседнюю дверь. В фильтре-боксе пациента прием осуществляют два медицинских работника – фельдшер и медицинская сестра. Вся работа проходит только в защитной одежде. Ведется осмотр, спрашивают про симптомы болезни. Здесь самое главное правильно провести осмотр и опрос пациента, и, не только о его состоянии здоровья, но и о том, с кем контактировал, бывал ли за границей в последнее время и прочее. От грамотного опроса зависят все дальнейшие действия медицинского персонала – либо пропуск в поликлинику, либо в случае необходимости, дежурная бригада скорой помощи направит пациента в инфекционное отделение. После осмотра пациента кабинет обязательно дезинфицируется, каждый фильтр-бокс оборудован УФ–лучами. Персонал, не выходя из бокса, полностью переодевается, одежда – утилизируется.

Есть несколько симптомов, имея которые пациент попадет в фильтр-бокс — это повышенная температура тела, насморк, кашель, недомогание. Но при этом нужно помнить, что коронавирусная инфекция в некоторых случаях протекает абсолютно бессимптомно.  В такой ситуации самое главное – это грамотный, подробный, до мелочей, опрос пациента и сбор эпидемиологического анамнеза.

В части понимания возможного развития ситуации, непосредственно в больничном комплексе в поселке Чунский нами подготовлена дополнительная реанимационная палата на три места. В палате имеются два аппарата искусственной вентиляции легких и необходимое оборудование. В Лесогорске, как известно, есть инфекционное отделение. Здесь подготовлены палаты к размещению 25 пациентов. В общей сложности в районной больнице семь аппаратов искусственной вентиляции легких.

Можно сказать, что мы и больница готовы. Хотя, если честно признаться, пока не представляем к чему, каковы будут масштабы. Появились несколько постановлений главного санитарного врача России Анны Юрьевны Поповой. На основе этих документов появились методические рекомендации. На сегодня уже вышла пятая версия.

— Что это за рекомендации?

— В рекомендации собрана вся информация по вирусу: что это за вирус, как его распознать, какие клинические проявления, каков может быть эпидемиологический анамнез, как протекает, описаны все формы болезни —  легкая, средняя, тяжелая, крайняя. В каких случаях и какое лечение применить, ведь оно может меняться в зависимости от состояния больного. Ведь на сегодня специфического лечения этой инфекции нет.

— А чем в таком случае лечат больных?

— Все зависит от того, какая форма пневмонии у пациента. Здесь целенаправленного лечения нет. Но! На сегодняшний день лечат коронавирусную инфекцию препаратами, которые используют при лечении больных с ВИЧ-инфекцией. В схеме лечения так же есть препараты, как это странно и страшно не звучало, противомалярийные препараты. Но не стоит пугаться столь звучных названий. Это работает и спасает жизни многих пациентов. Главное в борьбе с COVID-19 – понять возбудителя, тогда поймешь, чем его лечить. Поэтому сегодня все страны мира настроены на два момента: первое – это быстрое выявление пациента с этой инфекцией, и желательно тестировать всех поголовно, второе – в случае обнаружения – чем лечить.

— Возвращаясь к нашей больнице. Сейчас записи на плановый прием нет. Расскажите, как организована работа в поликлиниках детской и взрослой.

— Когда пандемия достигла и нашего сибирского округа, все стало очень серьезно. В больнице мы организовали свой оперативный штаб, проводим все противоэпидемические мероприятия. Мы остановили всю плановую работу.  На сегодняшний день не нужно посещать больницу без веской причины. Эта мера принята для того, чтобы было меньше контактов. Если вы пообщаетесь с одним больным коронавирусом, возможно перенесете эту инфекцию в легкой форме, но если таковых наберется пять, десять, двадцать, возможен и летальный исход. Я не пугаю, но это правда. Поэтому сейчас со всех каналов, СМИ просят вас оставаться дома. Причина только в этом. Ведь ни у кого из нас «звезда во лбу» не горит: «Я болен» или «Я не болен». Видимых признаков у COVID-19 нет. А докторам на планерках я говорю: «В массы идете вы!». Одевайтесь соответственно и в первую очередь посещайте больных старшего возраста, у которых уже есть куча хронических болезней, тех, кто стоит на диспансерном учете. В больницу не приходить по причине недопущения распространения вирусной инфекции. Мы уже имеем печальный опыт в Иркутске, где, благодаря нерадивым больным с COVID-19, на карантин закрылись четыре больницы. Четыре! Не дай Бог такое произойдет в Чуне. Представьте чем это чревато?

А вообще я считаю, что у каждого пациента взрослого  или детского участка должен быть номер телефона своего участкового доктора. И позвонив ему со своими жалобами, доктор уже решит, приходить вам к нему на прием или же он приедет к вам домой.

— За последнее время, после принятия этих мер, увеличились вызовы скорой и врача на дом?

— Конечно! Работа врача складывается из двух составляющих – это работа на приеме в поликлинике и выезд к пациенту на дом. Я попросил наших статистиков провести анализ, чисто цифровой. К примеру, до пандемии количество больных на приеме может быть до 30%, вызов на дом – 3-5%. Сейчас все наоборот. И это сейчас правильно, так и должно быть. Еще раз повторю, чем меньше контактов, тем выгоднее нам всем.

-В районе не так давно был случай, когда больного с подозрением на коронавирус увезли в инфекционное отделение. Прокомментируйте пожалуйста.

— Да, ажиотаж был большой. Да, бригада скорой помощи приехала на вызов в полном обмундировании. Я от начала до конца контролировал эту ситуацию, не я один конечно. Естественно был инструктаж сотрудников, прежде чем отправить их к больному. Бригада в этом случае сработала на отлично. Естественно это вызвало вопросы и беспокойство в массах. В нашем районе это был первый случай на подозрение коронавирусной инфекции, но обошлось, диагноз не подтвердился. А для нас, медперсонала, это была своего рода тренировка. Естественно, еще далеко до этого случая, мы проводили множество мероприятий, как одеваться, как разговаривать с больным, какого расстояния придерживаться и прочее.

— В стране и, пожалуй, во всем мире сейчас катастрофический недостаток защитных средств. Маски, перчатки, дезинфицирующие средства… В больнице есть с этим проблемы?

— Уже на конец февраля мы понимали, что пандемия вряд ли пройдет мимо нас. И уже тогда было принято решение заняться пошивом масок. В нашем штатном расписании есть швея, в помощь у нее были девочки из прачечной. На 10 апреля своими силами было сшито 740 многоразовых масок. Но маски не просто закрывающие часть лица, а покрывающие голову полностью, открытыми остаются только глаза.

Конечно, у нас в наличии есть заводские средства защиты, так называемые противочумные костюмы. Но их количества надолго не хватит. Вдобавок они, естественно, одноразовые. Решено было, так же как и маски, пошить костюмы. За основу взяли лекала уже имеющихся костюмов. Договорились со швеями в ателье, которые взялись за выполнение заказа. И к 12 апреля у нас уже готово 87 противочумных и, замечу, многоразового пользования костюмов. Так же сшито 25 пар так называемых высоких бахил из прорезиненной ткани многоразового пользования.

— Что из себя представляет защитный (противочумный) костюм? И как экипируется врач на вызов к больному с подозрением на COVID-19?

— Противочумный костюм – это комбинезон с капюшоном, в нем открытые части тела — это глаза и руки. Поверх комбинезона — одноразовый халат, респиратор, очки с прилеганием вокруг глаз, возможно маска, о которой говорили выше, две пары перчаток, высокие бахилы. В таком виде наши сотрудники будут работать при выявлении вируса в районе.

Помимо этого на данный момент в нашей больнице имеется 5000 одноразовых масок, 18500 бахил. В ближайшее время мы должны получить защитные очки в количестве 200 штук. Так же для пациентов, которые имеют какие-то клинические проявления, схожие с коронавирусной инфекцией, мы подготовили опросники, для выявления цепочки контактов, что бы в случае, если это будет необходимо, предотвратить очаг заражения.

— Как, по Вашему мнению, жители нашего района реагируют на меру самоизоляции.

— Да никак! Меня просто убивает равнодушие наших жителей. Вечерами спокойно гуляют по улицам, сидят на качелях, чего-то там пьют. И это все в компаниях больше трех человек, намного больше. К примеру, на днях зашел в один из продуктовых маркетов в поселке, приятно было видеть всех продавцов в масках и перчатках. А вот покупатели не все в масках. Подхожу к двум девчушкам и спрашиваю: «А чего без масок-то?». Нужно было видеть их глаза, в которых читался немой вопрос: «Дядь, ты идиот? Какие маски?». Сам я позволяю себе находиться без маски в своем кабинете и дома. В остальных случаях я всегда в ней. Единственное, чего я не делаю, это не ношу перчатки, но очень часто мою руки, очень часто.

— На счет масок. Многие медицинские работника, доктора говорят, что в масках нет смысла…

— И в этом есть своя логика. Но сейчас не та ситуация. Если бы это был обычный сезонный грипп, разговор был бы другим. Но сегодня мы не знаем, откуда к нам эта зараза придет, проявится она, не проявится. Действительно, маску должен носить больной, но где гарантия, что именно ты не подхватил уже эту инфекцию?

— Все мы знаем, что биологический материал на COVID-19 отправляли в Новосибирск, это занимало достаточно длительное время. Появилась ли в области возможность делать анализ?

— Инфекция COVID-19 отнесена к особо опасной, наряду с чумой, с лихорадкой Эбола, оспой и прочими. А если это опасная инфекция, то и подход к ней должен быть такой же. В Иркутске опасными инфекциями занимается только противочумный институт, в том числе и коронавирусной инфекцией. Не каждая лаборатория имеет право работать с такой инфекцией, но во многих есть нужное оборудование для выявления COVID-19. Врио губернатора Иркутской области Игорь Кобзев и на прошлой и на позапрошлой неделе дал поручение разветвить сеть лабораторий по области, дабы охватить как можно больше территорий для быстрого анализа и выявления зараженных. А противочумный институт единственный в области имеет право выдавать лицензии каким-либо другим учреждениям, где организовываются и открываются подобные лаборатории. В начале пандемии в Иркутске работали  по этому вирусу противочумный институт и  Центр гигиены и эпидемиологии. Сейчас уже организована работа по выявлению  COVID-19 в железнодорожной больнице города Иркутска, в ООО «Юнилаб», в Центр «СПИД» и в  Иркутском диагностическом центре. В скором времени откроют лаборатории в Братске и Усть-Илимске. То есть в нашей области количество лабораторий увеличивается в три раза. На этом, конечно, останавливаться не будут. Учреждения, которые имеют нужное оборудование и у них есть возможности движения в плане обучения специалистов и получения лицензии, будут постепенно включаться в работу. Эти меры принимаются для более быстрого выявления заражения коронавирусом. Потому что нет времени ждать — легкое у заболевшего сгорает буквально в два-три дня. Есть легкое, а через пару дней от него остается труха, человек умирает. Опять-таки, вернусь к самоизоляции. Если у нас пойдет огромный прирост больных, пусть это прозвучит жестоко, но врачи будут спасать более молодого, нежели престарелого пациента с кучей хронических болячек. Как это не прискорбно, но так поступают во всем мире. Поэтому, еще раз призываю, ограничьте общение с близкими и друзьями, что бы нам, врачам, не пришлось выбирать, кого спасать. Звучит это конечно ужасно, но, к сожалению, это так.

В Иркутске так же готовятся дополнительные места для размещения больных коронавирусом – это Инфекционная областная больница, Клинический госпиталь ветеранов и войн, который перепрофилировали и освободили. Больных перенаправили в другие больницы города. И таких учреждений будет примерно шесть-восемь. Находятся они в Иркутске, Ангарске, Вихоревке и Шелехове. И отсюда вытекает другой вопрос: если учреждения перепрофилируются, их нужно оснастить нужным оборудованием. В связи с пандемией государство предоставить нужное оборудование в срок не в состоянии. Поэтому областной минздрав разослал по всем больницам  письма с просьбой помочь нужным оборудованием. Это не было в принудительной форме, но мы решили, что коллегам нужно помочь. Из предложенного перечня нужного оборудования мы решили выделить дефибрилляторы в количестве двух штук.  Так же нам, как и впрочем, все больницам области, поступило предложение: в связи с нехваткой кадров, если где-то по области будет быстро увеличиваться число заболевших, а нас обойдет стороной, то врачи, медсестры, изъявив желание, могут поехать в помощь коллегам. Так же на сегодняшний день врачи узкой специальности проходят обучение по части выявления коронавирусной инфекции. К примеру, у нас в районе два инфекциониста: один в стационаре, второй на приеме. Теперь представьте, что начался прирост больных. 10, 20, 50 и больше. Ну нереально двум докторам справиться, поэтому другие специалисты при условии пандемии в районе будут работать наравне с инфекционистами, для большего  охвата больных и своевременного оказания медицинской помощи. Так же минздрав порекомендовал нам пройти дистанционное обучение касательно COVID-19, и ответить на вопросы в тестовом режиме. Тест прошел я и многие мои коллеги. И  те, кто успешно прошел тест, получили сертификаты «Тактика врача стационара не инфекционного профиля». Мы не знаем, что будет завтра, но эти знания лишними точно будут ни для меня, ни для моих коллег.

— Сейчас весь интернет пестрит информацией и видеороликами о том, что справиться с коронавирусом помогут имбирь и лимон.

— Эти средства можно использовать только в качестве профилактики. Многие считают, что лимон – это чистейший витамин С. Но, совершенно забыв о том же чесноке. Что лучше? Я, к примеру однозначно выберу чеснок. Хотя лимон я тоже ем постоянно, с самого детства. Это все неплохая профилактика. Что касаемо имбиря. Нужно помнить, что людям с проблемами желудка его лучше не употреблять. А что касается всего остального в плане защиты, то самая главная защита – мытье рук! Маска тоже нужна, по крайней мере, вы меньше будете трогать лицо. Берегите себя и своих близких!

Анастасия Беглякова, «Чунский край»

Чуна24