Защитить совсем не от дождя. 31 мая подразделениям по делам несовершеннолетних — 85 лет

Защитить совсем не от дождя. 31 мая подразделениям по делам несовершеннолетних — 85 лет

31.05.2020 0

31 мая подразделения по делам несовершеннолетних празднуют солидный юбилей – 85 лет со дня образования службы. Историческая справка шепнула, что 31 мая 1935 года в стране было принято постановление «О ликвидации детской безнадзорности и преступности».

Вслед за постановлением издали приказ НКВД СССР о создании в отделах милиции комнат для привоза детей, а в  уголовном розыске появились сотрудники, отвечающие за борьбу с подростковой преступностью. В военные годы на милицию были возложены задачи выявления беспризорных и безнадзорных детей, оказания им помощи, направления в сиротские учреждения, а в дальнейшем, вплоть до наших дней, особое внимание стали уделять профилактике правонарушений.

В подразделении по делам несовершеннолетних ОМВД России по Чунскому району – пять сотрудников. Точнее, сотрудниц – так сложилось, что сейчас с детьми и подростками, которых принято называть трудными, в Чунском районе работают только женщины. Под руководством начальника подразделения Натальи Гашинской работают старший инспектор Елена Никулина, инспекторы Марина Басаргина, Юлия Звонарева, Анна Лустова. Инспектор по делам несовершеннолетних – это не просто сотрудник полиции, но и хороший психолог, человек с особым складом характера, умеющий найти нужные слова и особый подход к детям из неблагополучных семей, к ершистым подросткам, попадающим в передряги, к их не всегда понимающим и любящим родителям. Инспекторы по делам несовершеннолетних воспитывают, наставляют, ругают, оберегают, помогают решать совсем недетские проблемы детей.

Больно осознавать это, но инспекторам ПНД нередко  приходится защищать малышей от их самых близких людей – родителей. Пьяных, опустившихся на самое дно, напрочь забывших о том, что у них есть дети, о которых нужно заботиться. Это, к сожалению, не редкость. И наивно распахнутые глазенки трехлетнего ребенка, которого инспектор вынужден забрать у пьяной матери и увезти в социально-реабилитационный центр, смотрят прямо в душу. Выдержит такое не каждый. Ежедневно сотрудники этого подразделения сталкиваются с той стороной жизни, о которой как-то не принято говорить вслух. И, наряду с профессиональными качествами, в этой службе очень важно иметь большое и доброе сердце, чуткость и огромное желание помочь.

…На рабочем столе Натальи Гашинской – детские рисунки: недавно среди школьников, в том числе и состоящих на учете в подразделении по делам несовершеннолетних, прошел конкурс. Задача была нарисовать инспектора ПДН. Фантазия детей не знает границ: здесь и крупногабаритный полицейский с широкой улыбкой, и блондинка в форме с большими глазами, сжимающая в руках папку с документами, и даже инспектор в защитной маске для лица – сказывается пандемия коронавируса. Мое внимание привлекает рисунок третьеклассницы из школы №4 Даши Ермолаевой: большой  медведь держит раскрытый разноцветный зонт над мальчиком и девочкой. А может быть, и не медведь, но определенно кто-то очень добрый и теплый. Так девочка увидела инспектора ПДН, призванного защитить ребенка. И защитить совсем не от дождя.

О работе и призвании, детях и их родителях, профилактике и детских способах привлечь внимание в нашем интервью с руководителем подразделения по делам несовершеннолетних ОМВД по Чунскому району Натальей Гашинской.

— Наталья Семеновна, впереди серьезная дата, 85 лет службе по делам несовершеннолетних. Давайте начнем с фактов, уверена, что Вам есть чем гордиться.

— К 85-летию подразделение ПДН подошло с хорошими показателями: на сегодня преступность среди несовершеннолетних по итогам четырех месяцев текущего года снизилась на 50%. Далось это нелегко; сотрудники, работающие в подразделении, по результатам оперативно-служебной деятельности достигли одного из самых высоких показателей в Иркутской области. На сегодня у нас штат укомплектован полностью, в службе три молодых сотрудника – Юлия Звонарева, Марина Басаргина, в этом году к нам пришла Анна Лустова. С нами работает старший инспектор с огромным опытом – Елена Никулина, в службе она с 1992 года. Девушки ответственные, добросовестные, какими бы ни были ситуации, друг друга поддерживают, помогают, не считаясь ни с личным временем, ни с другими обстоятельствами. Рассказываю о них со слезами на глазах и уверена, что они меня никогда не подведут. У нас нет ни одного наказанного сотрудника, не допускаем нарушений, с честью выдерживаем все проверки. Поддерживаем теплые отношения с  ветеранами службы, у нас их пять: Любовь Федоровна Илющенко, Светлана Юрьевна Анциферова, Валентина Александровна Зайцева, Надежда Юрьевна Брюханова, Ольга Петровна Халитова.

Самое главное в нашей работе – неравнодушное отношение к детским судьбам. Случайных людей у нас нет, и это не просто работа, а, скорее, образ жизни.

— Как давно Вы работаете в подразделении?

— С 2001 года, руководителем – с 2011. Ранее работала в школе учителем русского языка и литературы, предложили должность инспектора по делам несовершеннолетних. Решила попробовать летом и вернуться в школу, но уже не смогла, хотя и рыдала первого сентября первые три года. Все эти годы взаимодействуем с педагогами, сохранились очень теплые отношения с коллективом школы №3, где я работала.

Контраст, в сравнении со школой, конечно, очень резкий. В школе звонки, уроки, домашние задания; работая в ПДН, видишь горе, нищету, пьяных мамаш. Очень мало положительных эмоций в нашей работе, тяжело до сих пор и привыкнуть к этому невозможно. Судьбу каждого ребенка пропускаешь через себя, и от этого не уйти. Первое время я всех детей хотела забрать к себе домой, обогреть, пожалеть, спасти. Говорила мужу, что не могу их оставить, он уговаривал меня остановиться.

— Как начинали работать? Свой первый выезд помните? 

— Я пришла в июне, поселок Новочунка был в зоне моей ответственности. На этой территории проживали четырнадцать судимых несовершеннолетних, условно осужденных, мне всех нужно было проверить. Уезжала в Новочунку на электричке в пять утра, в гражданской одежде – в сарафане до пят. Ходила, проверяла, спокойно одна заходила в квартиры, почему-то было не страшно. Пройдешь по поселку в один конец, проверишь 14 адресов, возвращаешься на вокзал и на вечерней электричке, в девять, едешь домой. Сейчас, конечно, девчонок своих так не отпускаю. Выезжают в семьи либо с сотрудниками из других подразделений, либо с другими ведомствами. Обеспечиваем безопасность, бывают ведь разные моменты, и агрессию в наш адрес родители проявляют.

— Были такие случаи? Когда нападали на инспектора, может быть, ударили, толкнули?

— Однажды я была вынуждена применить физическую силу. Шло рейдовое мероприятие в вечернее время, работали в Октябрьском с сотрудниками уголовного розыска и школами. После рейда увезли по домам педагогов, остановились на одной из улиц, и я вижу, что одна из наших неблагополучных мам идет по улице в  сильной степени алкогольного опьянения. На улице холодно, а на иждивении у нее маленький ребенок, до года. Не дожидаясь, пока она дойдет до квартиры, я пошла к ней домой. В квартире было жутко холодно, ребенок, годовалая девочка, лежала одна и практически голышом, кругом страшный беспорядок. Я стала девочку одевать, закутывать. Внезапно вошла мама и накинулась на меня сзади, мне пришлось ее оттолкнуть, между нами произошла потасовка. На помощь пришел мой коллега, сотрудник уголовного розыска, оттащил ее. Это был первый случай, когда мне пришлось вот так явно столкнуться с агрессией. Был факт оскорбления, было возбуждено уголовное дело по 318 статье Уголовного Кодекса, делом занимался Следственный комитет. Но на суде мы с виновником примирились: семья состояла на учете, многодетная, малообеспеченная, я понимала, что штрафные санкции станут для них очень тяжким бременем. Поэтому высказала свою позицию в суде и пошла на этот шаг, чтобы в дальнейшем взаимодействовать. На контакт папа, глава этой семьи, идет, но тяжело. Однако на мои звонки отвечает, общий язык стараемся найти.

— Работа инспектора по делам несовершеннолетних в чем заключается?

— В должностных обязанностях инспектора — проведение профилактической работы по недопущению совершения преступлений несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних, защита прав и законных интересов детей и подростков: рейды, проверки, беседы в школах. Отрабатываем все сигналы, поступающие в полицию и связанные с детьми и подростками: самовольный уход из дома, медицинская помощь, оказанная ребенку, противоправные действия. Иногда приходится заниматься сбором информации для принятия решения о лишении родительских прав. Нам помогают сотрудники уголовного розыска, участковые. Проводим совместные рейды, проверки по месту жительства. Очень  много случаев по нашей линии выявляется по выезду следственно-оперативной группы.

Взаимодействуем с районной комиссией по делам несовершеннолетних, с учреждениями образования и культуры, другими субъектами профилактики. Регулярно проверяем по месту жительства семьи, состоящие на учете. Как правило, взрослые ставятся на учет за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей, а подростки — за совершение общественно опасных деяний, правонарушений, преступлений.

— Неблагополучных семей в районе много?

— Сейчас на учете у нас 110 семей, и в этих семьях в общей сложности проживает более 300 детей. Несколько лет назад таких семей было в среднем 130, потом количество стало падать, в 2017-2018 годах было около 80, ситуация была относительно стабильной. Но примерно с середины 2019 года цифра вновь начала расти, и достигла 110.

— Как Вы считаете, с чем связан рост?

— В какой-то степени это последствия наводнения. Многие семьи обналичили сертификаты на жилье, переехали в районный центр, стали чаще попадаться на глаза. Выплаты, которые люди получили по потере имущества, не всегда идут в то русло, в которое предназначены. Даже сейчас, когда начались выплаты в связи с пандемией, а в школах выдают продуктовые наборы, мы все чаще видим в стельку пьяных родителей. Работы прибавилось, чаще привлекаем к административной ответственности по статье 5.35 КоАП — неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних. Грустно, но факт: зачем работать, если государство платит? Многие наши «подопечные» думают именно так.

— Расскажите о несовершеннолетних, которые состоят на учете.

— Их у нас на сегодня 73. Ставим на учет не с целью наказать, это, в первую очередь, профилактика. Главная задача – помочь ребенку, а не закопать его еще сильнее. Из тех, кто состоит на учете, только один судимый, восемь совершивших преступления, остальные – правонарушения, самовольные ухода из дома. Работая с ребенком, состоящим на учете, стараешься как можно больше в него вложить, и когда он совершает преступление повторно, это большой удар. Не так давно подопечный нашего инспектора Юлии Звонаревой совершил тяжкое преступление, и она это воспринимает как личную трагедию. Хочется до каждого ребенка донести последствия криминального образа жизни, чтобы дети не сломали свою судьбу. Привлечение к уголовной ответственности – это «черная метка» на всю жизнь, во многих сферах человек потом не сможет работать, даже если встанет, говоря языком протокола, на путь исправления.

Я считаю, что если ребенок совершает преступление, правонарушение, уходит из дома – в этом виноваты родители. Приведу пример: в школе-интернате №11 есть коррекционный класс, и там с этого учебного года учится мальчик. Сейчас ему 14 лет, на учете у нас он состоял лет с восьми. Мы его круглосуточно видели на улице, ловили, доставляли, мама разводила руками – ребенок неуправляемый, сделать ничего не может. Когда попал в школу-интернат в режиме: пять дней в школе, выходные дома, оказалось – золотой ребенок. Во всех мероприятиях участвует, замечаний нет, учится хорошо. Мы сняли его с учета. А потом, 1 мая, поймали на улице в час ночи. Везем домой, к родителям, и не можем достучаться. Для меня был шок, когда ребенок подошел к калитке и не смог ее открыть, потому что она заперта изнутри. Он перелез через забор, стал стучать в окна, и никто не открыл. Привезли его в отдел, через какое-то время вновь сделали попытку увезти домой, и мама, наконец, соизволила проснуться и выйти. В какой-то момент мальчик заплакал и попросил увезти его в приют. Представляете? Мальчишка плачет и просит увезти его в приют. Мы повезли его, но на середине пути он попросил увезти его домой.

Я приехала в отдел в слезах. Так много всего хотелось сказать его маме… Ведь все его подростковые выходки, уход из дома – это всего лишь защитная реакция, попытка привлечь внимание. И оснований забрать его у нас нет – семья приличная, непьющая. Вот только ребенок никак не может найти общий язык с отчимом, и мама эту ситуацию разрешить не  пытается.

Я никогда не смирюсь с безразличием родителей. Доставляем детей в ночное время домой, и меня всегда удивляет: ну почему, ну как они не беспокоятся о собственных детях? Ребенка нет дома сутки, двое, а в розыск заявляют единицы.

— Как родители это объясняют?

— Ситуации разные: уснула, не заметила, думала, что он у родственников, друзей. Законодательство категорически запрещает нахождение в ночное время на улице несовершеннолетних без родителей, но мы постоянно видим гуляющих по улицам подростков.

— Каков потрет малолетнего преступника?

— В большинстве случаев это мальчик 15-16 лет, проживающий в семье с попустительским стилем воспитания. Нередко бывает, что и в благополучной внешне семье ребенок растет в атмосфере равнодушия и агрессии. Часто причиной подростковой преступности становятся постоянные конфликты между родителями, ребенок растет на волне скандала, и ищет способы привлечь внимание. Такие дети очень замкнуты, скрытны, не всегда идут на контакт, круг общения у них очень ограничен. И если ранее подростки совершали преступления группами, то сейчас чаще поодиночке. В основном это кражи мобильных телефонов. Причем это абсолютно бессмысленные кражи, сейчас есть возможности отследить, где находится телефон, кто им пользуется, и даже если подросток уже сбыл его – цепочку очень легко восстановить. Случаются драки. Подростки часто импульсивны, не всегда конфликты могут решать словами, и этому тоже нужно учить.

— Часто приходится ребятишек забирать из семей?

— За 2019 год мы забрали из неблагополучных семей 78 детей. Троих из них – детей в возрасте до трех лет – поместили в детское отделение районной больницы, остальных направили в СРЦ. Если родители проходят реабилитацию, находят работу или встают на учет в Центр занятости, создают условия для проживания ребенка, проходят лечение у нарколога, мы возвращаем детей в семьи. Из 78 ребятишек, которых забрали в прошлом году, домой вернулись 66.

Когда мы забираем детей из семьи и увозим в социально-реабилитационный     центр – это очень плохо, это огромная травма для ребенка. Мы все это понимаем, но иногда другого выхода просто нет. Я точно знаю, что ребенок в учреждении будет накормлен, обласкан, о нем позаботятся. Конечно, никто ему не даст родительской любви, но, как правило, в семьях, откуда мы забираем детей, ее и нет изначально, если родители допускают, что ребенка приехали и забрали.

  — Наталья Семеновна, что бы Вы посоветовали родителям несовершеннолетних? Как помочь детям избежать ошибок, которые могут сломать им жизнь?

— Есть универсальный совет, который поможет уберечь ребенка — любите своих детей. Общайтесь с ними, знайте, чем они живут, чем увлекаются. Разделяйте с ними их интересы, дарите им больше внимания. Именно родители первыми могут заметить тревожные сигналы и не допустить того, чтобы их ребенок попал в беду. Есть английская пословица: «Не воспитывайте детей — все равно они будут похожи на вас. Воспитывайте себя».

Хочу поздравить своих коллег с профессиональным праздником, выразить глубокую благодарность за труд, безграничное терпение и самоотдачу. Хочу пожелать здоровья, семейного тепла, безмятежной службы.

От автора: Все начинается в семье. Только родители могут научить ребенка ответственности, справедливости, состраданию. Что-то мне подсказывает, что мамы и папы, состоящие на учете в подразделении по делам несовершеннолетних, вряд ли прочтут этот текст. Но, тем не менее… дорогие взрослые! Пожалуйста, подумайте о своих детях. Приласкайте малыша, обнимите упрямого пятнадцатилетнего подростка – он ведь тоже еще ребенок, несмотря на сорок третий размер ноги. Проведите время с детьми. Побудьте детьми сами – пусть недолго, но этого хватит, чтобы встать на место ребенка и лучше понять его. Очень хочется, чтобы мир никогда не видел детских слез, чтобы не было жестокости, преступности, маленьких и больших личных трагедий. Берегите своих детей! Ведь они – самое дорогое, что у нас есть.

Екатерина ЕМЕЛИНА, «Чунский край»

 

Чуна24