В чунском храме 9 декабря пройдёт божественная литургия в память о святителе Иннокентии

В чунском храме 9 декабря пройдёт божественная литургия в память о святителе Иннокентии

07.12.2017 0

9 декабря — день памяти святителя Иннокентия (Кульчицкого), епископа Иркутского, чудотворца. Именно Святитель Иннокентий  стал для жителей Иркутского края не просто первым епископом, но и православным просветителем, устроителем церковной жизни, примером благочестия и праведности.

Для жителей же Чунского района – это ещё и двойной праздник: день памяти небесного покровителя – святителя Иннокентия Иркутского – и престольный праздник храма, освящённого в честь этого святого в посёлке Чунский.

8 декабря в 16:00 в чунском храме состоится Всенощное бдение, а 9 декабря в 9:00 – праздничная Божественная Литургия.

Будущий святитель Иннокентий (Кульчицкий)  родился в конце 17 века на Украине, в Черниговской губернии, в семье священника дворянского происхождения. При Крещении мальчика нарекли Иоанном и воспитывали в духе благочестия. Получив начальное образование, Иоанн обучался в Киевской духовной академии. Учился Иван очень хорошо, с особой прилежностью он занимался словесностью, надеясь впоследствии подвизаться в проповеди Слова Божия. Ко времени окончания академии в Киево-Печерской лавре в 1708 году Иван был пострижен в монахи с именем Иннокентий.

По окончании академии, иеромонах  Иннокентий был отправлен в Москву на должность преподавателя в Славяно-Греко-Латинскую академию, а отсюда был взят в Санкт-Петербург, где в то время только основывался Невский монастырь, будущая Лавра, чтобы послужить здесь примером доброго иноческого жития.

Вскоре появление образованного и благочестивого инока обратило на себя внимание императора Петра I. Опираясь на мнение Сибирского митрополита Филофея (Лещинского), Петр I утвердился в своем желании образовать в Пекине Русскую Православную духовную миссию, которую должен был возглавить епископ. Митрополит рекомендовал на эту должность иеромонаха Иннокентия, человека, вполне достойного царева доверия.

На третьей седмице Великого поста, 5 марта 1721 года, в воскресенье, в Александро-Невском Троицком соборе за литургией была совершена хиротония (рукоположение) иеромонаха Иннокентия в епископа. Таинство свершили члены Святейшего Синода митрополит Рязанский Стефан (Яворский) и Новгородский архиепископ Феофан (Прокопович).

Сразу после Пасхи, на Светлой седмице, Владыка Иннокентий, нареченный епископом Бельским, в сопровождении двух иеромонахов, иеродиакона и певчих выехал из Санкт-Петербурга. Год без малого добирались они до Иркутска, оттуда двинулись дальше, за Байкал, и остановились в пограничном с Китаем Селенгинске. Здесь миссии предстояло дожидаться решения пекинских чиновников о праве на въезд.

В то время в Пекине неожиданно большое влияние приобрели иезуиты, которые под различными предлогами склоняли, местных чиновников уклоняться от принятия русского епископа. И повод для отказа был найден. В письме с просьбой о разрешении на въезд владыка Иннокентий был назван «богдо» — то есть «великий», а у китайцев такое обращение было принято только к императору, и потому де двум великим особам быть одновременно в Китае невозможно.

В ожидании новых указаний из Святейшего Синода Святитель Иннокентий был вынужден остановиться в Троице-Селенгинском монастыре в Бурятии, где пробыл в течение трёх лет. Не получая жалования, он содержал себя и свиту подаяниями доброхотов. Чтобы не умереть с голоду, миссия добывала себе пропитание рыболовством или нанималась на работы и тем кормилась. Поношенное платье владыка чинил себе сам. Утешение находил в молитвах и богослужениях, которые совершал в старом селенгинском соборе.

Не без Промысла Божия отказали китайцы во въезде Свт.Иннокентию. Вынужденное его «сидение» в Селенгинске оказалось весьма важным для проповеди Слова Божия среди местных монгольских племен. Используя свое архиерейское право рукополагать в священный сан, святитель тем самым восполнял недостаток духовенства за Байкалом и избавлял их от далекой поездки для принятия сана в столицу Сибири — Тобольск.

Лишь в марте 1725 года получил Владыка Иннокентий повеление переселиться в Иркутский Вознесенский монастырь и оставаться там впредь до новых предписаний. Узнав о жительстве в монастыре епископа, в поисках духовного утешения к нему стали стекаться люди. Особенно стремились к владыке дети и инородцы.

26 января 1727 года Святейший синод определил ему быть епископом Иркутским и Нерчинским. Дата считается днём основания самостоятельной Иркутской епархии.

Водворившись на новом месте, владыка Иннокентий столкнулся с теми же проблемами, что и в Селенгинске. По-прежнему не на что было жить, все так же не было крыши над головой. Будучи не очень здоровым человеком и тяжело перенося переезды, он просил граждан Иркутска дать ему на время помещение. Не нашлось среди иркутян того, кто бы принял в свой дом будущего молитвенника и заступника пред престолом Божиим за всю иркутскую паству. Спустя время, в 1828 г. Владыке отвели дом боярского сына Димитрия Елезова. Теперь на этом месте в память жительства здесь святителя воздвигнута каменная часовня.

Немногим более четырех лет окормлял он иркутскую паству, но и это короткое по человеческим меркам время употребил он с великой пользой для спасения. Как было уже сказано, Владыка Иннокентий не отличался крепостью здоровья, но подвигов своих, ни молитвенного, ни смирения плоти, не оставлял. Молиться святитель любил в пещере за монастырской оградой, которую выкопал основатель Вознесенской обители старец Герасим.

Пастырь добрый не только руками трудился, но и ни на мгновение не оставлял главного дела – проповеди Слова Божия. Язычников, во множестве проживавших вокруг Иркутска, он обращал к Святой Церкви не только семьями, но и целыми стойбищами. Так, из новокрещеных бурят образовалось целое поселение Ясачное.

При всех неблагоприятных условиях сообщения с городом в его правление почти полностью закончилось строительство кафедрального Богоявленского собора. При Вознесенском монастыре еще архимандритом Платковским была устроена монгольская школа. Святитель Иннокентий не только поддержал это полезное для края начинание, но открыл еще славяно-русскую школу для всех сословий.

При жизни владыка не раз еще поражал современников своей духовной прозорливостью. Как-то на день Кирилла, патриарха Александрийского (9 июня), жители селения Фекского просили владыку отслужить у них Божественную литургию. «Хорошо, – ответил владыка, – отслужим. Но только вперед съездим по лету, а назад по зиме». В тот момент селяне не поняли смысла его слов, но на следующий после литургии день выпал такой снег, что владыке пришлось возвращаться в санях.

Был и другой удивительный случай, утвердивший всех в том, что владыка был подлинно сосудом избранным, исполненным Духа Свята. Однажды при совершении крестного хода вокруг города начался ливень, и все промокли до нитки. И только святительских одежд не коснулась ни одна капля!

Такие проявления на нем Божией благодати стяжали ему еще при жизни любовь и уважение паствы, а по кончине стали основанием к благоговейному почитанию его памяти.

Преставился епископ Иннокентий в Вознесенском монастыре 9 декабря 1731 года и был погребён под алтарём деревянной Тихвинской церкви Вознесенского монастыря.

Спустя 74 года в январе 1805 года нетленные мощи святителя Иннокентия были открыты для народного почитания, а в феврале того же года были перенесены в соборную церковь Вознесенской обители и открыто почивали там в серебряной раке. Во времена гонений на Церковь в 1921 году мощи были вскрыты и вывезены из храма в неизвестном направлении. Повторное обретение святых мощей было в 1990 году в одном из подсобных помещений ярославской церкви Николы Надеина и с того времени находятся в Знаменском монастыре Иркутска.

ИА «Чуна24»